Nigredo

E-mail Печать
© Manuela Wawrzyszko, Goth-Zine
перевод с немецкого для the Valley © Morgana Himmelgrau

Nigredo      „My eyes filled with water that no one can drink, despair made of laughter on my knees I sink. I hold in my hands what my life has forsaken, I keep in my heart, what’s already been taken” – так звучит начало “Dead Letter” - первой песни нового альбома Diary of Dreams, создав который Адриан Хейтс вновь воистину превзошел самого себя. 13 песен уводят слушателя в путешествие по сознанию, а также по страшнейшему врагу человеческому: страху. Уводят в мир, в котором полно неопределенности и в котором у лжи и интриг есть преимущество. Альбому дано имя “Nigredo” - это алхимический процесс почернения, базирующийся на древней, фрагментарной мифологии из некоего неизвестного культурного пространства.
      Возникшие при этом лакуны были заполнены собственными размышлениями Адриана. Таким образом на этом пути появилось 5 дополнительных персонажей, которые были воплощены в Мерланоре (Надежда), Таламее (Благословенная), Церьяноке (Воин), Луресии (Шепот) и К’тарсии (Ищущий), а также было изображено двухлетнее вынужденное путешествие одного человека.
      Спустя два года работы и многомесячного поиска информации, Diary of Dreams альбомом “Nigredo”, как всегда, представили тщательно выполненную работу. Концептуальный альбом с открытым горизонтом, чрезвычайно многоплановый, мрачно-меланхоличный, экстремально-ритмичный и танцевальный.
      При соотношении 10 англоязычных к 3 немецкоязычным песням снова возникает большое пространство для интерпретаций – из-за многозначности текстов. Посредством привлекательного, 64-страничного буклета и символичного ворона на обложке, концепция была дополнительно подчеркнута и невероятно творчески оформлена.
      Нужно иметь в виду, что этот альбом – не для релаксации в послеполуденный воскресный час и не для легких сердец. Зато, напротив, для ищущего сердца и на тот момент, когда окончание, скептичное и печальное, ведет к покою. Адриану Хейтсу вновь удалось своей музыкой тронуть людей и доказать, что нет яда хуже, чем ложь.