One Of 18 Angels

E-mail Печать
© Johnny 'EOL', EraserOnline
перевод с английского для the Valley © AlroLemur

One of 18 Angels      На момент выхода диска в 2000 г. Diary of Dreams уже давненько были известны: четыре их студийных альбома, за которыми последовал сборник переработанных версий избранных песен, были образцом развития. Ранний "Cholymelan", сильный и безрадостный, полон холодной красоты, и в качестве дебюта мог быть совершенен, но усиливавшаяся роль электронных средств как в качестве ритмических устройств, так и в качестве атмосферных решений тем не менее была указанием на направление, на следовании которому был сосредоточен Адриан Хейтс, что и стало ясно из его последующих работ.
      Итак, был выпущен "One of 18 Angels". Никаких сомнений, что он хранит верность истинному духу Diary of Dreams: песни, словно маленькие города, окутанные настойчивыми звуками синтезатора, сопровождаемые клавишными, более минорные, чем это может быть безопасно для единовременного употребления. Открывающий альбом трек "Rumours about angels" - абсолютно верное подтверждение того, что господин Хейтс, находящийся среди самых разнообразных влияний, не забыл, откуда он вышел. Восемь с половиной минут состоящих из сковывающей мелодии пианино, погружений в размышления, дарующие внезапное просветление, сэмплов из "Dark City", и внушающая ужас основная смысловая линия песни делают всё, что группа делает так хорошо, и делает даже лучше, чем когда-либо ранее.
      Но следующий трек, "Butterfly:Dance!" - совсем другое дело. Отчетливый точечный synth-pop и раздробленный электро-индустриальный ударный ритмический цикл ведут здесь, и, хотя мы всё ещё среди танцевальных настроений, мы всё же получаем на выходе ту удивительно мрачную, отставленную ныне готику. Доказательство, если оно было необходимо, что нет нужды подражать "Depeche Mode" каждый раз, когда вы хотите сделать готическую музыку танцевальной. Это то, что многие группы, как кажется, до сих пор не взяли на вооружение, в результате чего посреди болота пережитков готических традиций, возрождающихся старых приемов synth-pop и EBM-жизнелюбия этот особый знак качества, марка "электронного сумрака" является тем, что крайне недооценено и совсем не применяется.
      "Mankind" сочетает изящную фортепианную мелодию с первыми значительными гитарными риффами на альбоме, в то время как сама песня — непрестанные вопросы к Богу, существованию и всему остальному о новых крайностях. Но, подобно предыдущему треку, она вполне пригодна для танцев, если не брать в расчет лирику: столь глубокие философские размышления действительно не должны только заигрывать с вашим интересом, им скорее стоит быть достаточно замысловатыми для того, чтобы вы смогли насладиться ими и без готической диджейской саундсистемы, нагромождения динамиков, вспышек света и мощной дозы на ваш выбор.
      "Winter Souls" избирает другой маршрут к средоточию вашего внимания: пульсирующий сумрачный ритм, подчеркнутый великолепно неустойчивой синтетической мелодией, идущей по восходящей из глубин смешения звуков между строф. "No-body left to blame", тем временем, оказывается снова на synth-pop тропе, однако это уже едва ли поп. Настоящие, хорошо темперированные синтезаторы и прелестно звенящее пианино могут предложить немного доступности в понимании, но ни одна поп-песня в мире не проникает так глубоко, как эта — нет, даже Radiohead это не удается.
      И теперь мы достигаем того, что поставлено во главу угла: момента, венчающего весь альбом, и высшей точки творческого цикла Diary of Dreams. Песня, о которой я говорю — это "Chemicals". Глубоко одурманивающий электронный фоновой ритм формирует основу этого самого необычного и цепляющего трека. Сумрак здесь глубок как никогда, хотя вопрос, касается ли песня наркомании, жестокого обращения с душевнобольными пациентами или чего-то гораздо более абстрактного, всё ещё остается открытым. Но спойте этот рефрен, похожий на мантру, как это делает Адриан, и вы поймете, что это, вероятно, не имеет значения.
      "Babylon" берется за невыполнимую задачу - быть следующим. Второй трек, достигающий девяти минут по длине, он делает так много всего того, что уже делали другие треки, так много, что у меня уже заканчиваются способы описать это. Более примечательна "Colorblind", фортепианная баллада самой трагичной разновидности. Абсолютно свободная от слащавости, но всё же совершенно верно играющая на чувствах и затем изменяющаяся в сторону открытой циничности, это тот вид тлеющей депрессивности, за которую "Depeche Mode" и "Sisters..." могли бы убить, если бы к этому времени уже не заработали свои состояния.
      И теперь — финальное трио: "People Watcher", "Darker" и "Dead Souls dreaming". Я говорю "финальное трио", ведь каждая из них звучит словно предсмертная, что отлично подходит для прощания с альбомом, но, конечно, все три последними быть не могут. "People Watcher" сравнительно оптимистична, сравнительно прямолинейна с её грохочущими ударными и дрожащими синтезированными струнными, в то время как "Darker" немного медленнее и, конечно, намного величественнее. Но последнее слово оставлено за "Dead souls dreaming" – движущаяся к заключению медленная тяжелая поступь звуков сквозь речитатив при явном намерении сосредоточить максимальное внимание на его лирическом послании.
      Итак, наконец альбом подошел к концу. Несмотря на его длительность, тем не менее всё равно есть значительная вероятность, что вы вернетесь к своему любимому треку для своего личного "биса". Даже если весь альбом построен на лишь одной технике, она используется столь совершенным образом, что вас действительно не заботит отсутствие приободряющих тем или попыток внести разнообразие. Но вам и не надо радикально меняться, если вы хороши в том, что вы делаете. А Diary of Dreams - очень, очень хороши в том, что они делают.