Home Главы Интервью 2014 Адриан Хейтс: «Мне сложно смириться со своим прошлым»

Адриан Хейтс: «Мне сложно смириться со своим прошлым»

E-mail Печать
июнь 2014 © Kira K., Rock Oracle

      Плач Адриана, или «Elegies in Darkness» – это актуальный альбом Diary of Dreams. Адриан Хейтс и Гаун:А снова заманивают слушателей в самые темные уголки своего существования. Таким образом музыканты не только очищаются сами, но и вдохновляют на это своих поклонников. По признанию самого Адриана, такой искренней работы группа не выдавала со времен «Nigredo». «Elegies in Darkness» вышел еще в марте этого года, после чего последовал широкий тур в его поддержку. Группа объехала всю Германию, впереди их ждет пара летних фестивалей. А в ноябре музыканты представят свою актуальную работу и в России в рамках двух концертов: в Санкт-Петербурге и Москве. К счастью, Rock Oracle удалось вписаться в плотный график Diary of Dreams и расспросить Адриана Хейтса о его мрачных элегиях.


      Rock Oracle: Для начала скажи пару слов об «Elegies in Darkness».
      Adrian Hates: Я поставил перед собой важную задачу. Написать альбом, в котором была бы заключена тьма, создать сильную подборку элегий, которые еще можно назвать плачем. Что касается процесса создания этого альбома, то последний раз, когда мы работали также усердно, был лет десять назад. Каждый выкладывался по полной, работа шла очень интенсивно и практически без перерывов. В то время как я был занят текстами, Гаун:A прорабатывал все детали. В целом по атмосфере и тяжелой мрачности этот альбом можно сравнить с «Nigredo».

      Rock Oracle: Ну, что касается внутренней тьмы, это ведь можно сказать о каждом альбоме Diary of Dreams...
      Adrian Hates: Согласен. Но... как бы это объяснить... это так же, как с «Nigredo», где каждая песня отражает личное восприятие.

      Rock Oracle: А что это за девушка на обложке альбома и в видеоклипах?
      Adrian Hates: Мы уже давно сотрудничаем с ней, например, это она же снималась в клипе к песне «the Wedding». Я с удовольствием работаю с проверенными людьми, которым я могу доверять.

      Rock Oracle: А что у нее за роль?
      Adrian Hates: Ну, это из тех вопросов, на которые я предпочитаю не отвечать, потому что мне нравится давать людям простор для воображения. Тем не менее, могу сказать, что это создание – это своеобразный мостик, соединяющий разные миры и разные эмоции. Она стоит на границе между меланхолией и агрессией, печалью и радостью. Кроме того, важно, что в одном из клипов мы не видим лица главного героя, таким образом, мы не можем его идентифицировать, то есть он не представляет какого-то конкретного человека.

      Rock Oracle: Где снимались эти клипы?
      Adrian Hates: Это город-призрак. Раньше здесь проводились работы по добыче угля, а потом его оставили. Сложно себе представить, что целый город был вот так просто заброшен. Сейчас там дома, улицы, школы, церкви – все в запустении. Этот город находится в сорока километрах от места, где я живу.

      Rock Oracle: А по видео и не скажешь, что это город. Все так заросло...
      Adrian Hates: Конечно, для нашего клипа мы выбирали наиболее подходящее место. Кроме того, получить разрешение на съемку на улицах и все такое очень сложно. И момент, который мы снимали внутри дома – это вообще-то было не вполне легально. Но впечатление от этого города непередаваемое! Когда я бродил по тем улицам, я только и делал, что вертел головой. Эти потрясающие старинные дома были построены в 1790-х годах. Это очень грустно, когда видишь запустелую церковь и город в целом, где раньше жили люди со своими семьями, и где взрастали многие поколения. А причина этому запустению – деньги. Это очень грустно, но в то же время это поражает воображение.

      Rock Oracle: Смысл отдельных текстов ты не объясняешь, но давай поговорим о темах, которые объединяют твои стихи. Самая первая, которая приходит мне на ум – тема зла и злой стороны в каждом из нас. Что ты понимаешь под этим?
      Adrian Hates: Я уверен, что у каждого человека есть это черное зерно. И каждый сам решает, в какой степени эта сторона его личности раскрывается или подавляется. Я также верю, что внешние обстоятельства влияют на внутреннее состояние. Возможно, не всем это нравится, но это касается каждого. Например, в песне «a dark embrace» мой лирический герой признается, что глубоко в нем есть темная сторона, но музыка служит для него своеобразным клапаном, через который он может выпускать эту тьму. И для меня лично, как и для моего окружения, было б не здорово, если бы у меня не было такого клапана.

      Rock Oracle: Не каждый готов принять свою темную сторону, не правда ли?
      Adrian Hates: Мне кажется, что далеко не каждый способен так глубоко копнуть и увидеть это в себе. Я не хочу никого обидеть или прозвучать заносчиво, но не думаю, что каждому это дано. Что касается меня, то я очень самокритичен, очень недоволен собой и порой это ведет к саморазрушению. Не каждый может увидеть мир именно таким, ну да ладно.

      Rock Oracle: Когда ты распознал в себе эту темную сторону?
      Adrian Hates: Еще ребенком. Честно. Может, это прозвучит жутко пошло, но это правда. Это проявлялось во время разговоров с моей мамой, когда мы слушали музыку. Мои реакции были весьма странными. Даже сейчас я хорошо помню подобные случаи и моменты моей жизни в шести- или семилетнем возрасте. Это слишком личное, я не хотел бы об этом говорить. Но даже тогда было очевидно, что что-то во мне не так, как у других.

      Rock Oracle: А, может, это зависит от воспитания?
      Adrian Hates: Я думаю, что в той или иной степени это уже было во мне, а с возрастом я просто научился этим управлять.

      Rock Oracle: Также в твоих текстах часто всплывает тема вины и прощения.
      Adrian Hates: Это исходит из наблюдений за самим собой. Начиная с желания стать лучше, исходя, опять же, из самокритики. Я стараюсь посмотреть на себя со стороны, и пишу песни о том, что мне в себе не нравится. Я также наблюдаю и за другими людьми и интересуюсь их мнением обо мне. Так что мои песни имеют много уровней. Изначально они все автобиографичны, но это далеко не все.

      Rock Oracle: А есть что-то, что ты не можешь себе простить?
      Adrian Hates: Много всего, знаешь ли! Думаю, как у каждого, есть многое, в чем я мог бы себя упрекнуть. Но другая важная тема в моих песнях – раскаяние и сожаление. По-моему, это достаточно сложно - посмотреть назад и раскаяться, а с этой перспективы и в будущее смотреть становится тяжелее. Поэтому необходимо хоть как-нибудь смириться со своим прошлым, что лично для меня очень сложно.

      Rock Oracle: Мы сейчас говорим о каких-то конкретных поступках или о более абстрактных вещах?
      Adrian Hates: Это может быть и тем и другим и зависит от человека. На этот вопрос нет общего ответа, все зависит от контекста ситуации: как себя ощущает человек, и от чего его боль ослабевает или, наоборот, усиливается.

      Rock Oracle: Следующий вопрос касается далекого прошлого: песни «Rumours about angels». В этой песне ты использовал сэмпл из фильма «Темный город». Почему тебе так понравился этот фильм?
      Adrian Hates: Я увидел этот фильм в 98-м или 99-м году, и до сих пор он мне очень нравится. Мне нравится атмосфера, и мне нравится теория о том, что можно сделать с людьми, что от них можно получить, о влиянии и последствиях, если человеку удастся вырваться из своего мира. Немаловажную роль здесь играет социальная проблематика в сочетании с фантастикой и другими странными элементами. И в связи с этим мне вспоминается также фильм «Город потерянных детей». Это две моих любимых картины.

      Rock Oracle: Как мне кажется, в этих фильмах также отражается другая важная тема твоей лирики – двойственность человеческой натуры. Как думаешь, откуда это берется? Все из того же нежелания принять себя?
      Adrian Hates: Возможно... это конфликт двух существ, который, так или иначе, должен быть разрешен. И этот конфликт завораживает. Как человек справляется с этим конфликтом? Что это за конфликт? Из чего он вырос? И каковы будут последствия? Это то, за чем мне нравится наблюдать, это вроде как изучение личности, характера человека. Это касается и моих личных внутренних конфликтов. В той или иной степени я всегда придаюсь такого рода анализу, мне это интересно в принципе.

      Rock Oracle: В заключение хотелось бы уйти от серьезных тем. Расскажи, когда ты решил отрастить волосы?
      Adrian Hates: Я могу сказать более-менее точно – мне было двенадцать-тринадцать лет. Тогда мне, правда, не разрешили, но через пару лет я все же стал отращивать. И с пятнадцати лет я уже никогда не стригся.

      Rock Oracle: А тяжело ухаживать за такой шевелюрой?
      Adrian Hates: Нет, вовсе нет! Хотя с годами я, наверное, просто привык. Но, признаться, время от времени мне жутко хочется отстричь их! Подстричься очень коротко. Но я боюсь, что позже я пожалею об этом. Все-таки мне стоило большого труда их отрастить! Так что, думаю, даже в старости я буду с длинными волосами.

      Rock Oracle: С длинными волосами, наверное, очень нелегко в жаркую погоду. А еще в жару тяжело приходится тем, чей гардероб состоит преимущественно из черной одежды. Ты ведь тоже предпочитаешь черное?
      Adrian Hates: Да, в основном, моя одежда черного цвета, за исключением пары серых футболок.