Home Главы Интервью 2012 Собрание сновидений

Собрание сновидений

E-mail Печать
июнь 2012 © Kym Gnuch, Sonic Seducer
перевод с немецкого для the Valley © Morgana Himmelgrau

      На днях музыканты выпускают сборник «Dream Collector II», предлагающий эффектные новые версии песен, созданных в промежуток между 2004-м годом («Nigredo») и недавним прошлым. Таким образом, речь в первую очередь идет не о печальном взгляде в прошлое, а о текущем положении дел. Разговор с фронтменом Адрианом Хейтсом:


      «В принципе, «Dream Collector II» плавно начинается там, где закончилась первая часть этого сборника, выпущенная нами девять лет назад. Тогда это произошло в рамках южноафриканского тура, мы просто хотели новым релизом раскрутить это турне. Поэтому мы издали сборник сначала в Южной Африке – и на нас обрушился поток жалоб: почему это мы не издали его также и тут, в Германии? Я сам эту работу вначале несколько недооценил. Это ведь не была подборка абсолютно неизвестного материала, однако этот сборник разлетелся у нас тогда, как горячие пирожки. Т.е., такой формат, похоже, пришелся фанам по душе. И сейчас мы как раз снова нашли время, чтобы вновь приступить к похожему проекту. И, должен сказать, это оказался действительно очень выигрышный проект для того, чтобы снова вернуться в студию после жизни на колесах. Для нас это было в высшей степени увлекательно – вновь взяться за старые треки. Вот так и возник прекрасный треклист, прокладывающий себе путь от «Nigredo» через «MenschFeind», «Nekrolog 43», к «(if)», «Ego:X» и, сверх того, синглам. Получается хорошая смесь: «Best of» из новых версий, раритетов и би-сайдов. Таким образом, релиз приобретает свой собственный характер. Благодаря тому, что мы создали много новых версий, в итоге складывается логичная, единая картина. Ведь все-таки между самыми старыми и самыми новыми треками временнóе расстояние в восемь лет и можно было бы предположить, что сборник произведет стилистически странное впечатление, однако он все же звучит однородно, как мне кажется».
      Когда именно возникли новые версии? «Все версии, помеченные как “DC II”, возникли только сейчас, на протяжении последних нескольких месяцев. Мы специально обработали их так, чтобы они вписались в контекст. Некоторым старым песням, как например “Giftraum”, мы позволили обрести новую смешанную форму: с изменениями аранжировок, которые были определены современными концертными интерпретациями, но с вокалом из прежних времен. Хотя это иногда означает громадный труд в связи с необходимыми перерасчетами, так как программные версии за прошедшие годы значительно изменились. Однако это доставило много радости – придать песням новый облик, не искажая их при этом.»
      Такая отчаянная затея сразу же вызывает на первый план понятие «ремикс», но в связи с «Dream Collector II» Адриан его отклоняет: «У песен ни в коем случае нет оттенка «ремиксов». Поэтому мы осознанно выбрали понятия «Edits» или «Versions»: просто-напросто потому, что песни не изменены до неузнаваемости и они не звучат в ритмах, предназначенных для танцполов. С каждой отдельно взятой песней мы остались верны и ее структуре, и ее стилю.»
      И таким образом получается вереница песен, особенности которых сохранились без изменений. В них нет обычных для ремиксов элементов – таких как полная смена структуры, развеселое уничтожение оригинала или начинение треков длиннейшими инструментальными проигрышами. И они монолитны. Как бы сам Адриан описал эту монолитность? Является ли она скорее электронной или органической? Ведь обе эти составляющие можно проследить в творчестве, в каждой отдельной фазе развития группы. «Я полагаю, это свойственно сущности музыканта – использовать в таком виде работы, как новая редакция старых песен, текущую фазу развития. Ты включаешь ее в актуальный музыкальный язык. Мне нравится понятие «органический». Оно в нашем случае справедливо, ведь подобная тенденция всё чаще прослеживается в нашей работе над альбомами. Музыка, основанная на технических средствах, может источать холод, но ни в коем случае не стерильность. Мы прежде всего старались создавать композиции так, чтобы они нравились нам самим и чтобы они были в духе времени. Возможно, речь идет о нюансах, которые, вероятно, более заметны нам, чем слушателям, но, возможно, что всё как раз совсем наоборот. Это неизвестно, и именно поэтому я с нетерпением жду откликов. Кстати, это для меня высшее искусство – добиться того, чтобы песня звучала совершенно органично и однородно. Так, чтобы при прослушивании композиции не анализировать ее напряженно, а чтобы она с грохотом опрокидывалась мощной стеной звука. Это – высокое требование, и именно к этому мы стремимся. И, полагаю, нам это всё больше удается.»
      Держали ли они список песен заранее в голове или они сначала внимательно переслушали старые записи? «Работа сложилась сначала всецело как дуэт, как это у нас происходит уже добрых лет десять. То есть, Гаун:А и я, мы всё собрали – «compiled», как это принято отвратительно-прекрасно говорить. Мы подготовили список треков в плане, хотим ли мы представить оригинал аутентично. Одновременно с этим мы прикидывали, можем ли мы придать треку новый оттенок, т.е. найдем ли мы свежий подход к соответствующей композиции. Это был не самый простой процесс, и заранее мы не знали, какие песни в итоге отберем. Мы прослушали множество треков, и только затем решили, где вмешательство вероятнее всего окажется более увлекательным. Ты слушаешь песни, смотришь на дорожки на мониторе – и можешь действовать совершенно спонтанно, вносить изменения сразу же и сразу же проверять, что меняется в звуковой палитре и нравится ли это тебе самому или нет.»
      Во время этого процесса парням, прежде всего, бросилось в глаза то, что они сами в своем развитии – в том, что касается техники и аранжировок – намного продвинулись вперед. Это зачастую отмечалось ими с ухмылкой, но и с гордостью. Охватывало ли их при этом сентиментальное, меланхоличное настроение, если они натыкались на песни, которым уже почти десяток лет? «Об этом можно говорить часами. Над «Nigredo» мы работали очень долго и напряженно, затем мы провели потрясающую фотосессию в Исландии. Это было безумное время, а затем последовало турне, которое длилось целую вечность. И я до сих пор тоскую по тому времени.»