Home Главы Интервью 2014 Трудоголизм против быстротечности

Трудоголизм против быстротечности

E-mail Печать
март 2014 © Kym Gnuch, Sonic Seducer
перевод с немецкого для the Valley © Morgana Himmelgrau

      Осталось недолго ждать того мгновения, когда Diary of Dreams представят свой новый опус на суд общественности: «Elegies in Darkness» - так он будет называться и, насколько можно предвидеть, речь идет об альбоме, который в очередной раз продемонстрирует, что группа обладает своим собственным почерком. Это динамичная, эмоциональная работа, полная перебивок, мастерских электронных аранжировок и органичных элементов. Ниже представлены фрагменты одной длительной беседы с фронтменом Адрианом Хейтсом.

      Выглядит он несколько измотанным, истощенным после заключительной фазы создания альбома. Ведь мы говорим друг с другом в последний рабочий день – когда двум песням должна быть придана окончательная шлифовка и еще раз должен быть пересмотрен окончательный порядок песен в альбоме. А на следующий день, «в немыслимое время», как, смеясь, подчеркивает Адриан, альбом отправится в мастер-студию.
      Возможно, музыкантам необходимо это давление последней минуты? Он отвечает серьезно: «Даже если ты в каком-нибудь проекте распланируешь на 10 лет вперед, в последние две недели всё равно будешь пахать в ночные смены. Думаю, в работе над альбомом, когда она длится более года, сложно остановиться в точно назначенное время. В большинстве случаев времени все-таки остается в обрез. А у нас в последние дни были еще и проблемы со здоровьем. В противном случае мы бы уже сейчас закончили работу.»
      Многие участники группы на момент проведения этого интервью борются с последствиями пищевого отравления, поэтому мастеринг пришлось перенести на несколько дней. Адриан объясняет: «Я проспал полтора дня. Для меня это было как отпуск.» Возможно, столь необходимая короткая фаза отдыха, потому что мы узнаём: «Начиная с октября, мы каждый день работали над альбомом по восемь-десять часов, даже в выходные. Наши близкие ожидают окончания работы над этим альбомом, вероятно, с бóльшим нетерпением, чем мы сами. На Рождество мы сделали небольшой перерыв, в остальном же мы работали каждый день, даже в новогодний вечер.» Поразительный объем работы, свидетельствующий о дисциплине. Однако Адриан повышает ставки: «Пять часов работы ощущаются мною, как будто я еще и не начинал, для меня это лишь разогрев. Вчера, кстати, было 14 часов работы.»
      Что сейчас ощущается, когда работа после стольких усилий почти полностью завершена? «С одной стороны, я полон предвкушения закрыть тему. И, тем не менее, во мне уже всё кипит от нетерпения, потому что мы собираемся полностью перевернуть с ног на голову весь концертный сет для следующего тура. Почти ничто не останется таким, каким оно было на концертах последних лет. Вся программа будет полностью переработана, сет будет жестко изменен, а поэтому нужно будет переработать и аранжировки. Это означает, естественно, дополнительный объем работы – прежде всего потому, что мы будем исполнять песни, которые мы еще никогда не играли вживую, а еще будут песни, которые мы не исполняли на сцене уже много лет. Для некоторых из них вообще нет аранжировок, потому что песни были созданы в середине 90-х. А если аранжировки пишутся заново, то мы впятером в течение месяца должны будем репетировать этот новый сет.»
      Что за мотивация скрывается за такими монструозными задачами? Не надоела ли музыкантам концертная программа прошлых лет? «Просто пришло время перевернуть наши сценические представления. В самом деле, мы это делаем и для нас самих, но и для публики тоже. Мы считаем важным готовить иногда сюрпризы: исполнить песни, которых не ожидают; сыграть композиции, которые мы и сами охотно бы снова услышали.» И он добавляет: «Комбинация из совершенно новых песен и избранных композиций прошлого представляется нам очень интересной программой. Однако, это означает для нас двойную работу.»
      Он - безрассудный трудоголик, который хочет использовать каждую минуту? Даже в текстах новых песен неоднократно затрагивается тема боязни зря потратить время: борьба против быстротечности времени и сражение за осмысленное использование каждого мгновения. В таких текстах, поди, отражается внутреннее давление, которое он чувствует в самом себе: «Безусловно. У меня всегда такое чувство, будто за мной гонятся новые идеи и проекты. У нас столько всего на уме: новое концептуальное направление публикаций Diary of Dreams, новый акустический альбом в разработке, мысли о новом DVD. Есть множество вещей, с которыми я вовсе не справляюсь, потому что их просто слишком много». По крайней мере, фаны теперь знают, что для "the Anatomy of Silence" запланировано продолжение.
      Возвращаясь в Здесь и Сейчас, мастер на все руки упоминает: «Ну, на данный момент нам предстоит подготовка к турне. Ах да! Ко всему прочему, мы должны еще позаботиться о новом мерче.»
      Во всех областях деятельности музыканты держат все нити в своих руках. «Я считаю, это – часть того, что делает нас группой. И я также считаю, что слушатели это чувствуют. Полагаю, что подобная монолитность, убедительность такого рода при создании музыки – элементарны. Если все эти компоненты, относящиеся к группе (концертные выступления, звук, внешний облик, мерчендайз, графические работы в буклете), не имеют никакой реальной сплоченности и производят впечатление, будто их собрали в кучу на скорую руку, тогда это настоящий недостаток.»
      И все же кажется, что такой объем работы можно выдержать. «Elegies in Darkness» снова продемонстрирует слушателями, насколько всё в этой группе крепко срослось: непревзойденная зрелость, уникальный музыкальный язык, так сказать, своя собственная печать. Всё это музыканты создали для себя и всего этого они добились. Насыщенность, динамика, страсть: многое достигло кульминации благодаря большой индивидуальности. Адриан на это: «Если люди видят это так, тогда мы достигли великой цели. Ты как раз первый человек вне студии, который дал мне фидбек. Я с нетерпением жду дальнейших реакций.» И он добавляет: «Я все еще настолько внутри процесса, что мне очень сложно проанализировать нашу работу. Хотя я порой думаю: эй, это же наше характерное звучание. Но я не могу уловить, в чем оно заключается. Но, без сомнения, это высшее благо – владеть чем-то вроде собственного почерка.»