Home Главы Интервью 2009 Адриан Хейтс: "Если бы я не жил на доход от музыки, мне пришлось бы уйти в другую сферу"

Адриан Хейтс: "Если бы я не жил на доход от музыки, мне пришлось бы уйти в другую сферу"

E-mail Печать
февраль 2009 © Олег Ситников


      Пресловутый немецкий романтизм все же существует. В разговоре с Адрианом из Diary Of Dreams передо мной постоянно вставали образы героев Э.Ремарка и фразы типа "...невидящими глазами я смотрел в небо, в это серое бесконечное небо...". И то, что строчки написанные мной ниже периодически отдают стебом, ничуть не умаляет того, что собеседник - искренний и честный человек. Да это и по выражению его лица видно. Вот только через весь образ Адриана сквозит некая обреченность. Так же, как и у героев немецкого писателя, модного лет тридцать назад.
 
logo

Adrian Hates       Олег Ситников: Привет! Как дела? Откуда звонишь?
      Adrian Hates: Вполне нормально, а у тебя? Звоню из офиса своего менеджмента.

      Олег Ситников: Значит, я что-то напутал. Я думал, вы сейчас у нас, в России, согласно гастрольному расписанию на вашем официальном сайте. Вы вроде в феврале собирались к нам приехать...
      Adrian Hates: ...В феврале???!!!! Нет! Мы были у вас в феврале, но... прошлого года.

      Олег Ситников: Странно, я вроде прекратил баловаться с клеем "Момент". Да не то, что прекратил, а даже и не начинал...
      Adrian Hates: Надеюсь, мы снова будем у вас в апреле. Это опять будет тур продолжительностью несколько недель. Начнется он в апреле.

      Олег Ситников: Как тебе, кстати, российская аудитория?
      Adrian Hates: Для нашей группы выступать в России - большая честь. Мне все очень понравилось! Мы были у вас три с лишним недели и все веселье, сопровождавшее нас тогда, навсегда останется в моем сердце! И, конечно, горжусь тем, что у Diary Of Dreams преданные и искренние поклонники в вашей стране.

      Олег Ситников: Спасибо! Расскажи о новом альбоме.
      Adrian Hates: Новый релиз называется "(if)". После окончания работы над "Nekrolog 43" я пришел к выводу, что в следующий раз мне не хочется снова создавать классический концептуальный альбом. Наши предыдущие концептуальные релизы стали отличным опытом для меня как для музыканта - ведь эта работа требует большой точности как в целом, так и в мелочах. Но последний год выдался непростым и у меня возникла потребность записать очень личный по содержанию альбом, не концентрируясь на его концептуальности. В тот период жизни я испытывал упадок и постоянно задавался вопросами из серии "а что если то", "а что если это" – вопросами о своем будущем. Так и появилась идея написать песни на основе этих вопросов.

      Олег Ситников: Упадок? А как ты думаешь, антидепрессанты действительно помогают или их эффективность преувеличена фармацевтическими компаниями с целью побольше заработать?
      Adrian Hates: Думаю, что множество лекарственных препаратов действительно созданы лишь для вытягивания денег из пациентов. Возможно, антидепрессанты действительно помогают, но у меня лично уверенности в этом нет. В минуты депрессивного настроения мне не нужен доктор.

      Олег Ситников: Ты лучше поработаешь в студии над новым альбомом вместо того, чтобы принять например "Prozac"?
      Adrian Hates: Да! Это мой метод избавления от проблем. И не думаю, что лечение того, о чем ты говоришь, связано с воздействием лекарств. И в промежутке между турами я незамедлительно побежал в студию, начав запись. Я горжусь новым альбомом – он очень личный, очень честный и по качеству - лучший из того, что Diary Of Dreams когда-либо выпускали.

      Олег Ситников: А ты не испытывал психологическое давление, не боялся сделать что-то хуже, чем делал раньше?
      Adrian Hates: Мне кажется, что если ты настоящий музыкант и честен с самим собой, то всегда будешь прогрессировать в своей работе. Убежден, что в этом случае каждый твой новый альбом будет лучше предыдущего.

      Олег Ситников: ОК! Верю, что такого рода страх ты не испытывал. Была ли боязнь быть чрезмерно откровенным со слушателями, незнакомыми людьми?
      Adrian Hates: Большинство личных тем, затрагиваемых мной в лирике, зашифрованы с помощью метафор. Таким образом, все личное скрыто и до конца понятно только мне. Слушатели услышат свое.

      Олег Ситников: В связи с этим спрошу тебя о фотосессии к "PaniK Manifesto", на которой ты предстаешь перед своими слушателями в виде трупа. Ты не опасался, что подобное может привлечь подобное, отразиться на твоей жизни? Так, например, актеры зачастую отказываются играть в фильмах, где по сценарию требуется ложиться в гроб. Не боишься ли этим притянуть к себе обстоятельства, которые приведут в морг уже в качестве клиента, а не для оформления мини-альбома?
      Adrian Hates: У тебя религиозный подход к жизни. Я уважаю религию, но я не религиозен. Когда я пошел в морг и лег на металлический стол, вокруг лежали самые настоящие мертвые тела. Ведь это был действующий, а не бутафорский морг. И, конечно, для любого съемка, столь приближенная к реальности, станет шоком. Шоком без оттенка цинизма или сарказма. Таким образом, так же, как и в случае с "Nekrolog 43", я лишь создал конфликт между визуальным наполнением альбома и его лирикой: показывая смерть в столь грубой форме, я показываю, как на самом деле важна жизнь!

      Олег Ситников: Это все очень глубоко, конечно, но ты не боишься, что фэны неправильно тебя поймут? У вас на сайте можно загрузить собственную фотографию в качестве оформления к альбому с названием "Некролог" (!). Ты взрослый человек, но ведь многие из тех, кто слушает твою музыку - подростки. То, что для тебя является творческим самовыражением, они могут принять более серьезно, чем подобное творчество заслуживает на самом деле. Неужели ты не чувствуешь ответственность за них?
      Adrian Hates: Не думаю, что то, о чем ты говоришь, может действительно стать причиной неприятностей. Если посмотреть на загруженные фотографии, ни одна из них не демонстрирует увечья, которые человек причинил сам – это всегда увечья, которые нанесены ему кем-то другим. Мы живем в такое время, когда каждый может быть неправильно понят. Я получаю множество писем от фэнов и, когда меня спрашивают о моем отношении к самоубийству, всегда отвечаю им: "Нет, нет и еще раз нет! Я никогда этого не сделаю и не советую тебе!". Одно из самых важных посланий, которые я закладываю в собственное творчество – не делать смерть более привлекательной, чем жизнь. Впрочем, откуда мне знать? Я никогда не был мертвым и, может быть, там действительно все прекрасней, чем здесь, но только лишь "может быть"! Жизнь прекрасна! Жить – подлинное удовольствие! Жить – это наслаждение! Да! У жизни есть и некрасивые стороны, но нам необходимо смотреть им прямо в лицо. Мне не хотелось бы поучать или становиться в позу проповедника, конечно. Это очень сложный вопрос и каждый пусть останется при своем мнении.

      Олег Ситников: Мне кажется, что стиль жизни музыканта плохо совмещается с нормальной семейной жизнью. У тебя она есть?
      Adrian Hates: Не знаю, что ты считаешь "нормальной семейной жизнью", но когда я начал заниматься тем, чем занимаюсь, то сразу же определился с тем, что посвящу свою жизнь именно музыке. Ведь приходится много путешествовать по миру и я не смог бы уделять достаточно внимания моей семье. В общем, то, что можно назвать "нормальной семейной жизнью", у меня отсутствует. Впрочем, никто не знает, что будет лет через пять (смеется).

      Олег Ситников: Испытываешь сожаление по этому поводу?
      Adrian Hates: По-разному бывает. Спроси любых родителей – они скажут, что до смерти любят свою семью, но не отказались бы и от свободы (смеется). Кто-то посвящает свою жизнь семье, я же посвятил ее музыкальной деятельности. И тот, и другой стиль жизни – отличная штука, но каждому свое. Я там, где я хочу быть, и наслаждаюсь своей жизнью.

      Олег Ситников: Ты когда-нибудь знакомился на сайтах знакомств?
      Adrian Hates: О, Боже! Нет! Какого хрена мне это надо?

      Олег Ситников: Ты можешь себе позволить жить на доход от музыкальной деятельности?
      Adrian Hates: Первую песню я написал в 1991-м, первый альбом выпустил в 1992. И если бы я не жил на доход от музыки, скорее всего мне пришлось бы уйти в другую сферу. Концертная деятельность очень затратная, жить только на доходы с продажи альбома считается удачей. Так что последние 15 лет я занимаюсь также продюссированием других команд и собственным рекорд-лейблом.

      Олег Ситников: А финансовый кризис на Германии как-то отразился?
      Adrian Hates: Финансовый кризис отразился на всем мире.

      Олег Ситников: Мне всегда было интересно узнать, существуют ли сейчас различия между бывшей ГДР и ФРГ? Ты в какой части живешь?
      Adrian Hates: В самой западной. Да! Разница есть, но это не самое главное. К тому же, она постепенно исчезает, ведь страна объединилась и управляется одним и тем же правительством. Мне очень нравится восточная часть и у меня там много друзей. Мой менеджер оттуда. Не так важны границы между государствами – гораздо важнее те границы, которые ты создаешь в своей собственной голове.

      Олег Ситников: А каков твой взгляд на объединение Европы? Лично тебе лучше от того, что Европа объединилась?
      Adrian Hates: Я не политик. Как для музыканта и частного лица мне стало гораздо удобнее путешествовать. Паспорт-то один! Да и мерчендайзинг теперь тоже стало удобнее продавать – нет необходимости менять валюту, теряя при этом деньги из-за разницы в обменном курсе. С другой стороны, с введением единой валюты все подорожало. Впрочем, я надеюсь, что появление европейского сообщества станет положительным фактором для всех.

      Олег Ситников: Вернемся к музыке. Каковы на твой взгляд принципиальные различия, например, между synth-pop, dark-electro, darkwave? Ни одна субкультура не порождает столь большое количество разночтений, как та, к которой можно отнести, надеюсь, и тебя. Как много, на твой взгляд, людей, называющих себя готами, по-настоящему разбираются и интересуются той музыкой, которую слушают? В отличии от хорошей осведомленности о том, где купить шмотки черного цвета?
      Adrian Hates: Я вижу вещи так: ты - журналист, я - музыкант. Так что это ты мне должен ответить на первую часть вопроса. Я никогда не ставил свое творчество в рамки и никогда не говорил о Diary Of Dreams как, например, о dark-pop или new-wave или готике. Например, наш американский лейбл позиционирует группу в США как industrial-команду. И все это, если честно, мне совершенно не важно. Называйте нас как хотите – главное, чтобы вам нравилась музыка!

      Олег Ситников: А ты дома, кстати, музыку слушаешь? Если бы я был тобой, то точно бы не слушал дома Diary Of Dreams или что-нибудь подобное.
      Adrian Hates: Очень точно! Никогда не слушаю свою музыку дома. Интересуюсь разной музыкой, но больше всего люблю классику. Часто слушаю и гитарно-ориентированную музыку. Например Korn или 30 Seconds To Mars.

      Олег Ситников: А как же радио?
      Adrian Hates: Я не слушаю радио и у меня даже нет радиоприемника! Мне нравится слушать группы моего лейбла Accession Records, нравится находить интересный материал. Чужая музыка стимулирует собственное творчество, считаю, всегда полезно слушать что-то, родившееся не в твоей голове (смеется).

      Олег Ситников: Интересно узнать твое мнение о Jean-Michel Jarre. Иногда у меня, неофита готики, складывается впечатление что ты находишься под его влиянием.
      Adrian Hates: О! Он французский первопроходец синтезаторной музыки! Не все его творчество мне близко, есть достаточно мрачно звучащий, меланхоличный материал который, нравится. Часто слушал его двойной альбом "Live In China".

      Олег Ситников: Хорошее название! Вот мы, кстати, и подошли к ключевому вопросу сегодняшнего интервью. Когда ты думал о названии для своей группы, не было боязни, что какие-нибудь неромантичные дураки превратят слово diary (дневник) в diarrhea (диарея)?
      Adrian Hates: Ох. Это даже не смешно! Так можно исковеркать любое словосочетание! Я считаю название своей группы очень и очень красивым. Придумал я его в конце 80-х. И считаю очень детским пытаться изменить название Diary Of Dreams на Diarrhea Of Dreams. Не хочу опускаться до подобного ограниченного мышления и ограниченного юмора! Мне абсолютно наплевать на идиотов, которые могут нас так назвать! Если кому-то нравится жить тупой жизнью, пусть такую музыку и слушают!

      Олег Ситников: Это интервью ты даешь для сайта выставки "Музыка Москва" – самой крупной музыкальной выставки на территории экс-СССР. Ты посещаешь музыкальные выставки?
      Adrian Hates: Конечно! Я часто посещаю музыкальные выставки. Делаю это уже в течении почти 15-ти лет. Мне кажется, это столь же интересно, сколь и полезно. Переговоры с лейблами, общение с другими музыкантами, продюсерами и деятелями индустрии это то, чем должен заниматься музыкант помимо творчества. Обмен контактами и информацией чрезвычайно важен в наше время!

      Олег Ситников: А у тебя не возникало проблем с тем, что современная музыкальная техника и, в частности, синтезаторы дают слишком много возможностей. Практически любой звук, который только может представить самый извращенный мозг музыканта, доступен к моделированию.
      Adrian Hates: Понимаю, о чем ты говоришь, но у меня таких проблем не возникало. У нас очень большой опыт работы с электронными инструментами. Мы тесно сотрудничаем друг с другом, много экспериментируем и нам нравится работать с электроникой. Огромная возможность выбора стимулирует более, нежели смущает или ограничивает. Я ведь пришел из поздних 80-х и тогда не было очень уж большого выбора в том, что касается синтезаторов. Для меня работать в сегодняшних технических условиях – роскошь!

      Благодарим Алексея "KIDd" Кузовлева за организацию интервью.